24 марта 2019
Чтение

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Илья и Яна Бражниковы
29 марта 2012 г.
версия для печати

Зарифуллин П. Русская Сакральная География

Тут начинается Русская равнина с ее собственной системой координат. Она и есть самодостаточная Солнечная Система, отнюдь не завязанная на европоцентристскую оптику. А хозяйка Русской равнины – Госпожа Пресвятая Богородица

Русская сакральная география: Статьи, эссе. — СПб.: Лимбус Пресс, ООО «Издательство К. Тублина», 2010. — 432 c.


Вас не расстраивают толстые фолианты, нередко попадающиеся в последнее время на книжных прилавках, в названиях которых неизменно фигурирует что-то «сакральное» или «геополитическое»? Нас они давно уже отпугивают своей кабинетностью и схоластическим, умозрительным каким-то, до шизофрении, отношением к собственному предмету – традиции, этносу, границе, пространству…

«Сакральное», вопреки кабинетным представлениям, не терпит никакой неподвижности, никакого монолога, уверенного в своей правоте. Похоже, ошибается и тот, кто надеется обрести покой и гарантию священного, поселившись в некотором «правильном» месте. Сакральное двойственно и не подлежит коллекционированию, оно является только в пути, в скитании. И, конечно, писать о сакральном измерении русского пространства стоит не научные талмуды, а эссе. «Глубокое» требует «легкого» и точного письма, не скрывающего ландшафта за приблизительными наукообразными терминами.

Отчего-то сегодня – во времена блогов и «твитттературы» не так много авторов, которые умеют писать настоящие эссе. Наверное, не наш жанр. Непонятно, кстати, почему. В своё время, в легендарные 90-е, существовал прекрасный эссе-клуб Рустама Рахматуллина, чей основатель и ведущий был и остается непревзойденным мастером эссе, посвятивший свой талант метафизике Москвы. Удивительно, что книги его вышли гораздо позднее.

А в нулевые на небосклоне русской эссеистики взошла ещё одна звезда – Павел Зарифуллин. В его второй книге – «Русская сакральная география» — легко, но не поверхностно, описана вся Россия, в её сложном цветении.

Интересно, что оба эссеиста пишут о сакральной географии. Только в книгах Р. Рахматуллина открывалась Москва, а у П. Зарифуллина – вся Россия. Москва же, по словам автора «Русской сакральной географии» — «место силы, такое же, как Рим, идти по ней трудно и тяжело, но некоторые прыгают и летают, купаясь в невидимых черных лучах…».

Павел Зарифуллин видит Россию в таком ракурсе, в каком ее еще не видел никто. Мир начинается с путешествия: пока нет путешествия — нет Мира. Для того, чтоб понять Россию, нужно, как говорил Гоголь, "по ней проездиться". Продолжая дело Рустама, исходившего Москву и окрестности, Павел осуществил давний призыв Гоголя. Место открывается только ищущему взгляду, дверь – только тому, кто стучится в нее.

сакральная географияНастоящим украшением книги является подборка цветных фотографии, которую открывает вид дороги в Аркаим – один из первых исторических центров распространения арийской культуры. На дороге – знак АзияЕвропа, по виду привычный для автомобилистов, но здесь он несет еще и символическую — темпоральную, геополитическую, историческую — нагрузку. Здесь и теперь кончается Европа и начинается Азия. «Страны Европы, опекаемые Сатурном, многие десятилетия пребывали или продолжают пребывать вне НАТО: Франция , Македония, Сербия, Босния и Герцеговина, Украина и Россия. …Они ведь живут под Сатурном!... их сакральная миссия – нести мировую скорбь и стремиться … неисповедимым путем превратиться в солнечного совершенного европейца». Вот в эту-то свинцовую Россию – страшный сон европейского разума и «безумие русских элитариев-сатурналистов» и отправляется автор, чтобы обнаружить, что уже на въезде эта самая «европа» и заканчивается, а начинается Русская равнина с ее собственной системой координат. Точнее говоря – она и есть самодостаточная Солнечная Система, отнюдь не завязанная на европоцентристскую оптику. А хозяйка Русской равнины – Госпожа Пресвятая Богородица: « если у разных народов свое священное, так же как и свое коллективное бессознательное, то имя нашего священного – Богородица».

О проблеме европоцентризма много говорят антропологи и социальные теоретики. Но от этого вся эта «европа» еще прочнее укореняется в рефлексии и в речи и кажется уж чем-то неизбежным, как если бы и сам это «комплекс центризма» европейского разума вытекал из его желания оставаться скрытым центром, не заявляющим о себе в этом качестве. Между тем, Русская земля – как и Китай-Поднебесная – как и любое пространство обитания традиционной общности – не знает никакого «вне», не мыслит себя отдельной частью чего-то большего, «локальным» местом в некоторой «универсальной» системе, подобно сегодняшним этнографическим курьезам туристической субкультуры. Поднебесная – весь мир, за ее границами ничего нет. Также и Россия в сакральной картографии П. Зарифуллина – сама Космос и причина самой себя, оттого и сакральна. Что не мешает подвизать на обслуживание и экспликацию этой системы лучшие умы старого и нового света – Хайдеггера, доктора Юнга и проч.

Эта книга, — метаэкскурсия (пользуясь выражением А. Хорова), но вместе с тем и метаинструкция – как быть с волшебными и крайне опасными открытиями, случающимися в путешествии по Русской равнине : «Ведь что такое этот философский камень – русский народ?... Сила, неисчислимая сила, таящася в глубине народной души, способная творить чудеса, она и добра и дурна. Она как лесной пожар и как фаворский свет…».

Словом, нет здесь обещания объяснить, как все есть «на самом деле» – где–то там, далеко, без нашего участия – на уровне неких «сакральных структур». Но – напротив — есть предупреждение, что нельзя мыслить волшебное монологично, лишая его присущей ему двойственности.

Родина обретается только в скитаниях, а не в кабинетных размышлениях о «национальной идее». Скифы, впервые сшившие воедино территорию будущей Руси – Скифию, продолжают свой путь в этом двуосмысленном пространстве.

Наш метагид ищет новую точку сборки русского пространства и этой точкой оказывается не Кремлевский замок, не Зимний дворец, не храм Христа Спасителя и не Останкинская телебашня, но многочисленные храмы, посвященные Божьей Матери – «центры цивилизации русской любви».


Прикреплённый файл:

 rusgeogr.jpg, 15 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019