4 августа 2020

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту






















2 марта 2005 г.
версия для печати

Рекрутские наборы и ЖКХ

Государственная Дума отменила отсрочки от призыва на военную службу для сотрудников милиции, пожарной охраны, уголовно-исправительной системы и Госнаркоконтроля

За закон проголосовало 380 депутатов. Почему первыми жертвами борьбы Министерства обороны за отмену отсрочек стали другие силовые ведомства? Ликвидация отсрочек от армии — тема для нашего общества больная. Население сокращается, условия службы в армии — не улучшаются. И при этом призыв все больше напоминает рекрутские наборы времен великого Петра и матушки Екатерины. Государевы люди стараются добыть побольше рекрутов, а хозяйственные помещики стараются побольше своих крестьян спрятать, особенно если работают хорошо. И наоборот — угроза отдать в солдаты была у бар одной из самых страшных. Сейчас Министерство обороны вынуждено бороться тоже со своего рода помещиками, только статусом повыше — другими силовыми министерствами, которые набирают к себе молодых людей, привлекая их, в частности, и армейскими отсрочками. В прошлом году министр обороны недосчитался 15 тысяч призывников, которые не пошли в армию именно из-за милицейских и пожарных отсрочек. Цифра вроде бы не такая уж и большая, но в условиях, когда посягательство на студенческие отсрочки неминуемо приведет к социальному взрыву, ничего другого, кроме как подобное межведомственное перетягивание каната, не остается. Особенное если его поддерживает Госдума. Однако хорошее ли это решение? Ведь и пожарным, и милиции тоже нужно откуда-то брать людей. Наличие отсрочек было весьма привлекательным фактором. И теперь можно ожидать и в МВД, и в пожарной охране некоторого недобора. А вот будет ли добор в армию — сомнительно. Не исключено, что многие предпочтут в этой ситуации вовсе уклониться от армии не вполне законными средствами. Что делать — любые паллиативные решения, по сути, решениями не являются. Нужно что-то сделать с тем, чтобы молодые люди перестали бояться идти в армию. И тогда никакие манипуляции с отсрочками не будут нужны. Но вот что сделать? Над этим вопросом наша военная и политическая мысль бьется вот уже второй десяток лет.

Новый Жилищный кодекс сам по себе не вызовет волны протеста. Так считает большинство экспертов. А вот как обстоит дело с долгосрочными социальными последствиями принятия нового закона?

Самая коварная ловушка для горожан, заложенная в новом Жилищном кодексе, выглядит так: собственникам сносимого жилья, вместо того чтобы обязательно предоставить новую квартиру, государство может предложить лишь выплату денег за старую по так называемой рыночной стоимости. Как будет вычисляться эта рыночная стоимость — большой вопрос. И нет пока никакой уверенности в том, что цена будет справедливой. Тем более, что рыночная цена готовящегося к сносу жилья — это вообще нонсенс. Жилье под снос нельзя никому продать, а значит, и рыночная цена его нулевая. В результате люди будут получать за сносимое жилье существенно меньше, чем им обойдется такое же новое, тем более что в новых домах таких квартир, как, например, в сносимых пятиэтажках, нет. Вместо трех комнат в центре придется покупать либо три на окраине, либо в центре две, а то и одну. Чтобы сохранять за собой жилье надлежащего качества, придется доплачивать, причем очень серьезно, или, сохраняя метраж, отправляться в более дешевые районы. К чему это приведет на практике? Прежде всего, к значительной дифференциации районов в крупных городах, прежде всего в мегаполисах типа Москвы и Петербурга. Конечно, и раньше престижность районов в той же Москве была неодинакова. Еще и сейчас элитное жилье и "хрущевки" да "брежневки" стоят вперемежку. Но в будущем установится жесткое разделение. Совсем не одно и то же было жить на Кутузовском и на Рязанском проспекте, в Измайлове и Печатниках. Появятся кварталы для богатых, кварталы для бедных и, что самое страшное, кварталы для очень бедных. И последнее очень опасно, поскольку на теле мегаполисов могут реально образоваться "черные дыры" — всевозможные "чайна-тауны", нищенские кварталы, где на улицах хозяйничают молодежные банды и куда небезопасно попадать даже днем, как когда-то в пресловутый нью-йоркский Гарлем. Конечно, это может показаться немного паранойей, но что делать, если социальная логика именно такова. Если начинается серьезная имущественная дифференциация, то она приводит и к географическому размежеванию. Но обязанность социальной политики государства состоит в том, чтобы город бедных не превращался бы лагерную зону, где все определяют не закон, а понятия.





Оставить свой отзыв о прочитанном


Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2020