10 августа 2020

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту






















25 августа 2004 г.
версия для печати

Латвия полюбила русских

Обещая принять закон о школах для национальных меньшинств, местные власти стараются «косметически» снять напряжение в обществе, возникшее накануне реформы образовательной системы

На этой неделе в Латвии начались акции протеста, направленные против реформы системы образования, которая практически исключит русский язык из образовательного процесса. Заявленная министерством образования и науки Латвии пропорция – не менее 60% предметов с 1 сентября в старших классах школы должно преподаваться на государственном языке – не устраивает национальное «меньшинство» (по неофициальным данным, это почти половина населения). В ответ на многочисленные акции протеста власти страны намереваются еще до начала учебного года предложить пробный вариант закона о школах для национальных меньшинств. Но русскоязычная оппозиция считает эту меру в большей мере «косметической» и запоздалой. Такая инициатива могла решить проблему дискриминации русскоязычного населения несколько лет назад, сейчас же она более похожа на предложение «отступного», призванное охладить пыл, с которым русская диаспора защищает свои права.

По данным переписи населения Латвии 2000 года, 58,2% жителей страны считают родным языком латышский, еще 37,5% – русский. Несмотря на общепринятую в европейских странах практику, при которой язык диаспоры, которая составляет хотя бы 30% (в некоторых случаях этот процент может быть и в несколько раз меньше) от общего населения страны, признается государственным, Латвия не спешит пойти по этому пути. Напротив, в последнее время ее власти делают все возможное, чтобы «перевести стрелки»: вместо диалога с русскоязычным населением они апеллируют к годам «оккупации», то есть советской власти, и требуют возместить причиненный республике моральный и материальный ущерб. Понимая, что мирным путем проблему урегулировать не удастся, оппозиция перешла к более активным действиям: в прошлом году и в этом в Латвии прошли массовые акции протеста, направленные против реформы образования. Но если в прошлом году власти старались их не замечать (что довольно трудно сделать в небольшой стране), то накануне реформы размах выступлений просто заставил их обратить внимание на происходящее.

С понедельника в Латвии началась 12-дневная акция нон-стоп, которая призвана показать, что русскоязычное меньшинство выступает «не против использования латышского языка, а за право свободного выбора языка обучения». До 1 сентября все желающие могут получить информацию об организаторах акции протеста – Штабе защитников русских школ, объединяющем различные организации, зарегистрироваться для участия в новых акциях, подписать письмо с требованием провести оценку, насколько соответствует школьная реформа демократическим нормам Евросоюза (оно будет направлено в Еврокомиссию). Предстоит еще и вселатвийская забастовка в русских школах, кроме того, шесть человек начали бессрочную голодовку: они намерены продолжать ее до тех пор, пока Латвия не введет мораторий на реформу образования. При этом, как полагают эксперты, ситуация складывается не в пользу властей Латвии не только внутри страны, но и за ее пределами. «Правительство страны зависит не только от избирателей, но и от международных партнеров. В России и Европе с раздражением воспринимают неспособность решить проблему с положением русскоязычного населения, – сказал RBC daily член координационного совета объединения «ЗаПЧЕЛ» Мирослав Митрофанов. – Очевидно, что сентябрь пройдет под знаком протеста, и я как участник акции могу сказать, что сдаваться никто не намерен».

Судя по всему, власти Латвии это понимают. Это объясняет возникновение идеи закона о школах национальных меньшинств. «Налицо кризис реформы образования: ее не приняло большинство населения, причем далеко не все – сторонники оппозиции, – сказал RBC daily член правления Латвийской ассоциации школ с обучением на русском языке (ЛАШОР) Игорь Пименов. – Поэтому в консультативном совете при министерстве образования возникла такая идея. Но сама по себе она ничего не даст: закон может решить все существующие проблемы, сохранить политическое лицо как правящей партии, так и оппозиции, но он же может оказаться косметическим, направленным на то, чтобы только успокоить оппозицию».

Мнения о том, что закон о школах для нацменьшинств – скорее «прикрытие» той ситуации, что складывается сейчас в Латвии, придерживаются и другие собеседники RBC daily. «Если бы закон о школах для нацменьшинств был принят два-три года назад, это помогло бы, сейчас же – нет, – прокомментировал г-н Митрофанов. – Кроме того, слишком долго он будет разрабатываться – изменить ситуацию, после того как реформа вступит в силу, будет уже невозможно». Есть и еще одна причина, по которой предлагаемая инициатива лишается всякого смысла. «Если закон разработают на уровне правительства, то в Сейме его попросту выхолостят, – считает Мирослав Митрофанов. – Тем более что раньше подобные попытки уже были: предлагалось, чтобы школы содержались за счет государств, на чьем языке ведется там образование. Представить, что Россия пойдет на это, я не могу». По мнению г-на Митрофанова, закон может оказаться действенным от силы для пяти-шести школ, но не больше, и потому говорить о его применении в масштабах страны просто не имеет смысла.

Судя по всему, попытка местных властей поторговаться за реформу им же вышла боком. Русскоязычная община вовсе не собирается прекращать протестные акции. Более того, как считает Мирослав Митрофанов, сейчас необходимо либо пересмотреть систему образования, либо заморозить реформу. Латвийские же власти избрали свой путь: теперь в местных СМИ появляются рассказы о том, что реформа вовсе не так страшна, как ее рисуют, и пропорции вовсе не таковы, как заявлялось ранее: мол, на русском языке будет вестись 40% предметов, а на латышском – 30%, и еще столько же – на европейских языках. Однако понятно, что это попросту попытка ввести население в заблуждение. «Игнорировать меньшинство в республике – глупость, но латвийские власти с точки зрения законодательных прав и свобод ему ничего не предоставили и проявляют упрямство, принимаемое за принцип. А закон о школах для национальных меньшинств – всего лишь отговорка, направленная на то, чтобы сбить накал страстей в обществе, – сказал RBC daily директор Института стран СНГ Константин Затулин. – Очевидно, что и 1 сентября существенных изменений не принесет, и будет правильным проводить протестную тактику и дальше. Все зависит от терпения и способности продолжать акцию».

В худшем случае упорство правящей партии приведет к тому, что насилие над русскоязычным обществом станет основой для исторической обиды. Причем сама русскоязычная община, по мнению Мирослава Митрофанова, начнет расслаиваться на тех, кто быстро ассимилируется, и тех, кто склонится к этническому фундаментализму. А русский язык будет исключен из обращения, и даже при всем желании государство вряд ли что-либо сможет предпринять, чтобы изменить это. Впрочем, у русскоязычного меньшинства есть еще один козырь: в середине августа Конституционный суд принял решение возбудить дело по запросу депутатов Сейма, требующих признать реформу образования не соответствующей как конституции страны, так и международным обязательствам Латвии. Хотя вероятность положительного решения невелика, очевидно, что только сентябрьскими акциями протеста дело не ограничится.





Оставить свой отзыв о прочитанном


Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2020