15 сентября 2019

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту






















7 сентября 2004 г.
версия для печати

Репортаж с митинга на Васильевском спуске

На глаза попался единственный бумажный транспарант: «Скорбим за погибших. Нет слов.» Женщина в больших очках стояла без зонта, потому что держала самодельный бумажный плакат обеими руками, шел дождь, все ее лицо было в капельках – дождь смешивался со слезами.

«Снова ваш народ — стадо баранов», — обращалась ко мне на русском, но с сильным акцентом, американская телевизионная журналистка, — пишет Ирина Ролдугина в своем репортаже с митинга на Васильевском спуске в разделе «Аналитика» «Полит.Ru». — Мы вместе попытались пройти через кордон с помощью журналистских удостоверений и срезать таким образом значительную часть дороги на пути к Васильевскому спуску, но нас развернули. Дойти до места назначения оказалось непросто, главное – не лениться, слиться с толпой и идти, не интересуясь, почему дорога напрямую перекрыта и надо обходить кордоны в самых неожиданных местах. Вместе с толпой мы проделали огромный круг: с Кузнецкого Моста пришли на Никольскую, дошли до ГУМа, свернули в Ветошный переулок, очутились на Ильинке и снова пошли в обратную сторону — к Солянке – и уже там свернули на набережную, влившись в многотысячную толпу. На всем пути следования через каждые десять шагов стояли милиционеры и люди в штатском с повязкой «дружинник». К ним подходили старики и спрашивали, как максимально сократить путь и подойти к Васильевскому спуску побыстрее, дружинники хмуро отвечали: «По дороге со всеми».

Подготовка к митингу была заметна с самого утра: у Мещанской управы, на улице Чаянова, стояли автобусы, свернутые и прислоненные к стене транспаранты мокли под дождем. Люди тоже мокли, они готовились выразить свой протест дружно и организованно. Конечно, не все «дружно». Но значительная часть оказалась на Васильевском спуске «по разнарядке»: сотрудники РЖД (Российских железных дорог), студенты некоторых московских вузов, врачи некоторых поликлиник и многие другие. Их привезли на муниципальных автобусах, на них же они организованно покинули Васильевский спуск.

На подходе к спуску толпа стала совсем плотной, и чем дальше в глубь людской массы, тем больше нарастало раздражение среди митингующих.

«Провокатор, вон его отсюда, подлец», — истошно вопила женщина и угрожающе наступала на интеллигентного мужчину в очках, стекла которых были покрыты каплями от мелкого моросящего дождя. Он вызвал столь агрессивную реакцию женщины следующим монологом: «Этим подонкам нет оправдания, но зачем, объясните мне, зачем нам врал первый канал и говорил, что детей в школе сто пятьдесят? Я не верю. Я не могу верить ничему. И про штурм не верю, будто все так сложилось. А правды мы все равно не узнаем». Их с трудом растащили, даму я видела потом у трибун, с горящими глазами она тянула вверх транспарант «Нас не сломить!», которого во время скандала у нее почему-то не было видно.

На подходе к спуску через рамки металлоискателей проходили те, кто приехал не на автобусе, их сумки досматривали, но не слишком тщательно. В очереди перед металлоискателем громко нараспев восклицал старик: «Я знаю, что слова мне не дадут. Если бы коммунисты организовывали, я бы смог к микрофону подобраться, но ведь там изменники из «Родины», но я послушаю по крайней мере, что скажут эти подлецы, вруны».

Тексты на транспарантах написаны свежей краской, бумажных плакатов практически не было – дождь, текст тут же бы смыло. Видимо, организаторы, несмотря на спешку, это предусмотрели. «Террор не пройдет!», «Граждане, будьте бдительны», «Россия выстоит!», — выведено зеленой краской на пластиковых дощечках. Я видела позже, как эти транспаранты лежали, сваленные в кучу, у автобусов.

На глаза попался единственный бумажный транспарант: «Скорбим за погибших. Нет слов.» Женщина в больших очках стояла без зонта, потому что держала самодельный бумажный плакат обеими руками, шел дождь, все ее лицо было в капельках – дождь смешивался со слезами.

Я не видела над головами ни одного политического транспаранта, но это не значит, что их не было. «Правительство в отставку» — красным фломастером неаккуратно написали два студента. Их на митинг никто не зазывал, пришли сами. Плакат ребятам развернуть так и не удалось. Один из них сказал мне честно, что как только увидел лозунги вокруг и людей с табличками «Тверская управа», «Кузьминская управа», Союз студентов Москвы, а также транспаранты «Россия победит!», понял, что если развернет свой плакат, «на своих ногах отсюда не уйдет».

Своих активистов прислали ЛДПР и какой-то православный союз, синие и черные флаги развевались над толпой. Больше было только российских. Довольно долго выступал Юрий Лужков. Он читал текст по бумажке, очень эмоционально. «Мы должны противостоять, мы победим», — хрипел в микрофон мэр города, в котором взрывались дома, вагоны метро и остановки... Митинг закончился в шесть часов, сто с лишним тысяч человек стали разбредаться в разные стороны, многие стояли на месте и чего-то ждали, из динамиков неслись военные мелодии и, конечно, «Любэ». Когда толпа стала расходиться, на земле остались валяться грязные российские флажки и наклейки «Нет террору!». Люди шли, понурые и расстроенные, кажется, они стали узнавать в этом митинге события из своего недавнего прошлого. Четче всего высказалась старушка с тележкой и свежим номером «Лимонки» в руках: «Дожила, советский митинг, б**ди, устроили, лучше бы стояли как истуканы и молчали».

Вчера по телевизору показывали, как скорбят итальянцы по погибшим в Беслане. Этого не было: просто тысячи людей прошли по городу Риму с горящими свечами в руках. Они шли молча, глядя себе под ноги.





Оставить свой отзыв о прочитанном


Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019