23 мая 2019
Правая сторона
Правая Русь

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Александр Елисеев
21 февраля 2012 г.
версия для печати

Империя Солнца

Геродотова Скифия могла быть только славянским государством. Славяне-сколоты доминировали в военно-политическом и экономическом отношении. Лишь славянское Приднепровье имеет право претендовать на роль этнического «ядра», цементирующего всю имперскую многонациональную систему, известную как Скифия.

Продолжение. Начало — Доегипетская Русь и Русская Гиперборея

1. Первый имперский прорыв

В первой половине 2 тыс. до н. э. обширные пространства Нижнего Поволжья и Северного Причерноморья занимала держава, созданная носителями Катакомбной культуры, названной по типу захоронений – в катакомбах. Это были прямые потомки Ямной культуры, сохранившие наибольшее количество признаков, присущих общности Сатэм. Катакомбники были скотоводами и земледельцами, знали металлургию бронзы и меди, активно торговали с Кавказом. Об уровне их развития свидетельствует достаточно высокий уровень имущественной дифференциации, который демонстрируют богатые захоронения. На территории Ростовской области нашли большую четырёхколёсную повозку, созданную именно катакомбниками. Исследователи отмечают, что для Катакомбной общности характерно выделение рода занятий умершего. Археологи находят захоронения знатных людей разного ранга, воинов, жрецов, ружейников, литейщиков, художников, колесников. В могилах богатых людей содержится пища и следы некоего огненного ритуала. В некоторых захоронениях находят булаву – очевидно, там был похоронен вождь.

Это был величавый, но неизбежный закат Ямной империи, на землях которой появились новые этнополитические силы. В середине 2 тыс. до н. э. в области Сатэм произошли большие изменения. Часть индоиранцев мигрировала на юг – с тем, чтобы создать великие арийские цивилизации Индии и Ирана. А в 16 в. до н. э. земли бывшей Ямной общности подверглись нападению — туда пришли завоеватели с запада – носители «культуры валиковой керамики», возникшей в Поднепровье. Н. Васильева считает, что валиковцы были древнейшими фракийцами. По ее мнению, римский писатель Арриан имел в виду именно валиковцев, когда писал о некоем страшном поражении, которое фракийцы некогда нанесли скифам: «…Во времена собственно скифские, в раннем железном веке, ничего подобного не могло бы случиться. Сильное государство Причерноморья не только не уступало фракийцам (то есть народам Северных Балкан), но напротив, безусловно, доминировало над ними. Очевидно, речь может идти только о древнейших событиях эпохи бронзы». («Великая Скифия»).

Вопрос о фракийцах – очень сложный, есть все основания полагать, что их этногенез был тесно связан с этногенезом славян. Так, среди фракийских племен упомянуты карпы, которых исследователи причисляют к славянам. При этом, вовсе не обязательно ставить знак равенства между фракийцами и славянами – здесь возможны самые разные комбинации. Так, могла существовать некая этнополитическая общность древнейших праславян и некоего другого народа. Например, потомков тех среднестоговцев, которые в 4. тыс. до н. э. сокрушили трипольскую культуру и вторглись на Балканы. Очень даже вероятно, что «валиковцев» следует связывать с деятельностью легендарного Славена, а, точнее с одной из древнейших миграций праславян на рубеже 2-3 тыс. до н. э. «Иоакимовская летопись» сообщает: «Князь Славен, оставив во Фракии и Иллирии около моря по Дунаю сына Бастарна, пошел к полуночи и град великий создал, во свое имя Славенск нарек». Теперь дунайцы-«бастарны» возвращались в родные края, предъявляя свое право на земли древней славяно-индо-иранской империи. При этом они уже сильно отличались от местных жителей – в частности, не практиковали курганные погребения.

И вот, приблизительно в это же время возникают две новые культуры: 1) Тшинецко-Комаровская и 2) Срубная. Первая раскинулась на просторах от Одера до Днепра. Многие историки считали ее праславянской. Огромное внимание этой культуре уделил академик Б. Рыбаков, который приводил такую аргументацию: «Моя концепция… элементарно проста: существуют три добротные, тщательно составленные разными исследователями археологические карты, имеющие, по мнению ряда ученых, то или иное отношение к славянскому этногенезу. Это — в хронологическом порядке — карты тшинецко-комаровской культуры XV — XII вв. до н. э., раннепшеворской и зарубинецкой культур (II в. до н. э. — II в. н. э.) и карта славянской культуры VI — VII вв. н. э. типа Прага-Корчак. Произведем… наложение всех трех карт одна на другую. Здесь уместно начать действовать ретроспективно. Первой картой должна стать карта славянской археологической культуры VI — VII вв., в значительной мере совпадающая с картой, воссоздающей ретроспективно исторические сведения летописца Нестора о расселении славян в Европе. Наложение этой карты на карту пшеворско-зарубинецкой культуры (т. е. того времени, когда о венедах писали Плиний, Тацит и Птолемей) показывает полное их совпадение, за исключением отдельных языков на карте VI — VII вв. Наложив на эти две карты славянства карту тшинецко-комаровской культуры, синхронной отделению славян от других индоевропейцев, мы увидим поразительное совпадение всех трех карт; особенно полно совпадение пшеворско-зарубинецкой с тшинецко-комаровской». («Язычество древних славян»)

На этих землях происходила консолидация древнейших славян, которые стали осознавать себя силой, независимой от степняков-катакомбников. Показательно, что именно серединой 2 тыс. до н. э датируются события, описанные в легенде о древнем скифском царе Таргитае и его сыновьях – Колаксае, Липоксае и Арпоксае. (Геродот сообщает точную дату – за тысячу лет до похода Дария). В правление сыновей Таргитая с неба упали орудия из золота – плуг с ярмом, обоюдоострая секира и чаша. Овладеть им смог только Колаксай, что было показателем божественной избранности вождя. Судя по всему, тогда возникло новое царство.

Таргитая считают земным аналогом верховного славянского бога Сварога, тогда как Колаксай («Солнце-Царь») был аналогом его сына – Дажьдьбога. Русичи называли себя «даждьбожьими внуками, следовательно, можно предположить наличие у них солнечного отца-прародителя, родоначальника великой династии. Показательно, что память о тех древнейших событиях сохранялась многие века и дошла до нас в христианской «Ипатьевской летописи». Выше уже приводилась древнейшая легенда, которую хранит эта средневековая летопись. Ее стоит привести снова – уже в контексте рассмотрения скифской этногенетической легенды: «После потопа и после разделения языков начал царствовать сначала Местром, из рода Хама, после него Иеремия, затем Феоста, которого египтяне называли Сварогом. В царствование этого Феоста в Египте упали клещи с неба, и начали люди ковать оружие, а до того палицами и камнями бились». После смерти Сварога стал править «сын его, именем Солнце, которого называют Даждьбогом… Солнце-царь, сын Сварога, иначе Даждьбог, был сильным мужем».

Тогда же, в середине 2 тыс. до н. э. в Поволжье сложилась Срубная культура, родственная Катакомбной (ее название также происходит по типу захоронений). Данную общность создали «катакомбники», отброшенные за Дон и вынужденные создавать там новую державу.

Сам Дон «стал границей двух этнокультурных общностей — различных и, по-видимому, враждебных. На берегах реки в это время возникла система мощных оборонительных сооружений — каменных крепостей. Это были первые постройки такого рода в Восточной Европе, не уступавшие современным аналогам на Балканах и Ближнем Востоке… Такой геополитический «статус кво» сохранялся около 3-х столетий. Наконец, в 14в. до н.э. носители Срубной культуры прорвали линию укреплений на Дону. Крепости были разрушены и не восстанавливались более никогда. В них отпала надобность, поскольку теперь степи от Волги и Урала до Днепра и Днестра оказались объединены в одну этнополитическую систему». (Н. Васильева. «Великая Скифия»)

Так была сорвана попытка создания Славянской империи – и наши предки попадали в орбиту влияния Срубной культуры. Примерно также три тысячи лет спустя часть русичей попала в монголосферу – истории присущ определенный циклизм.

Срубная культурно-историческая общность, наследующая ямцам и катакомбникам, раскинулась на обширных пространствах от Днепра до Урала (памятники, принадлежащие ей, находят в Западной Сибири и на Северном Кавказе). Основу ее хозяйства составляло стойловое и отгонное скотоводство. Важную роль занимала металлургия – срубники активно эксплуатировали донецкие и уральские рудники. Существовали даже целые поселки металлургов.

Для Срубной культуры характерны два типа погребений. В погребениях Степного Поволжья и Среднего Дона находят останки воинов. А вот на Северском Донце и в Левобережном Приднепровье открыты могилы, в которых покоятся мирные жители, занятые производительным трудом. Очевидно, это были покоренные славяне.

Срубников чаще всего отождествляют со степняками-киммерийцами, которые считаются одним из иранских этносов. Именно им было суждено завершить историю великой арийской империи, которая возникла еще в 5 тыс. до н. э.

2. Славянский Реванш

Прошло несколько веков и славяне вновь вступили в конфронтацию с киммерийцами-срубниками. Речь здесь идёт о носителях Чернолесской культуры, которая, по очень сложной конфигурации, совпадает с зоной древнейших славянских гидронимов. (Это и доказывает ее принадлежность к праславянскому миру.) Б. Рыбаков пишет: «В IX-VII вв. до н. э. чернолесские племена днепровского Правобережья подверглись нападению степняков-киммерийцев, отразили их натиск, построили на южной границе ряд могучих укреплений, а в VII в. до н. э. даже перешли в наступление, начав колонизовать долину Ворсклы на левом, степном берегу Днепра». («Язычество древних славян»)

Судя по всему, днепровские славяне попытались вырваться из киммерийской орбиты, что вызвало агрессию киммерийцев. Однако, славянам все-таки удалось победить могущественных степняков и создать собственную, великую империю, которой наследовала Киевская Русь.

И здесь им очень помогли противоречия между степняками. Принято считать, что киммерийское могущество было сокрушено некими скифами, пришедшими из Азии (о чем пишут греки). Скифов этих рассматривают как этнос, отдельный от киммерийцев, хотя и родственный им. При этом само родство считают достаточно близким. «Как показывают данные археологии, скифы были ближайшими соседями и родственниками киммерийцев, потомками восточной (волго-уральской) группы той же самой срубной культуры, — пишет. Н. В. Васильева. - Движение скифов в Причерноморье, о котором свидетельствуют древние историки, происходило вовсе не из «глубин Азии», но всего лишь от берегов Волги. Следует напомнить, что границей Европы и Азии в античные времена признавалась река Дон...» («Великая Скифия»)

Очевидно, что под скифами в данном случае понимают некий этнос, который населял восточную часть Великой Степи, тогда как киммерийцы – западную. Эти восточные срубники, именовавшие сами себя «саками», также были кочевниками; их отличия от киммерийцев были минимальны.

Скифо-киммерийский конфликт датируют 8 в. до н. э. Тогда же происходит и первое упоминание скифов – Гесиодом. То есть, в поле зрения античных авторов попадает одна из ветвей «скифов». Почему именно они? Очевидно, это было связано с обстоятельствами миграции киммерийцев, которые после своего разгромы мигрировали в разные концы света.

«Через всю античную традицию проходит представление о родстве причерноморских киммерийцев с населением самого дальнего «Запада» и побережья «Океана», - пишет А. Г. Кузьмин. - В недошедших сочинениях Посейдона, в частности, указывалось на связь с киммерийцами кимвров, вторгшихся во втором II в. до н. э. с севера в пределы Галлии и Северной Италии. «Кимами» издревле называла себя одна группа кельтов (нынешний Уэльс), некогда весьма многочисленная… Существенно также, что у ряда кельтских народов сохранились предания о том, что они вышли с территории между Каспием и Причерноморьем. Уже в VIII в. автор Беда записал предание о прибытии из «Скифии» шотландского племени пиктов… Ирландская сага о Гойделе Гласе (Гойделе Зеленом) рассказывает о многовековом пути своих предков из «Скифии», расположенной между Каспием и «Красным морем» (бывшее «Чермное» — «Красное», ныне Черное море). В саге зафиксировано пребывание их в Египте и других землях Средиземноморья. В Испании (Иберии) переселенцы задержались на ряд столетий, пока, наконец, не двинулись в сторону «зеленого острова». («Начало Руси»).

Жители античного мира в этот период активно контактировали именно с киммерийцами, от кого, в первую очередь, и узнавали о том, что происходило в Северном Причерноморье в эпоху великой евразийской войны. Понятно, что киммерийцы рассказывали, главным образом, о своих «неверных» сородичах – восточных срубниках. Между тем, данные археологии вносят свои, существенные поправки — разборками между двумя степными «субэтносами» воспользовались славяне-земледельцы, которые и установили свое господство над арийской Степью, создав мощное имперское государство.

Именно эту империю имел в виду «отец истории» Геродот, когда описывал Скифию. В 5 в. до н. э. (а это как раз время Геродота) в скифских землях владычествовали славяне, которые стали наследниками разгромленных ими киммерийцев.

Тут, конечно многое напутано – и Геродотом, и другими античными историками. Они смешивали славян с другими жителями Скифии, а «геродотову» Скифию с предшествующими ей империями. Но отделить одно от другого вполне возможно, надо только взглянуть на проблему чуть пристальнее.

3. Солнечный род Колаксая

Для начала стоит обратиться к данным Геродота, который описал Скифию как некий «квадрат», ограниченный с юга — Черным морем, с запада — Днестром, с севера — реками Конская и Донец, с востока — Доном. При этом «отец истории» привел весьма характерную этногенетическую легенду: «Как утверждают скифы, из всех племен их племя самое молодое, а возникло оно следующим образом: первым появился на этой земле, бывшей в те времена пустынной, человек по имени Таргитай. А родители этого Таргитая, как говорят (на мой взгляд, их рассказ недостоверен, но они все равно так говорят) — Зевс и дочь реки Борисфен (Днепр — А. Е.). Такого именно происхождения был Таргитай. У него родились три сына: Липоксай (Гора-Царь — А. Е.) и Арпоксай (Царь водных глубин — А. Е.), и самый младший Колаксай (Солнце-Царь — А. Е.). Во время их правления на скифскую землю упали сброшенные с неба золотые предметы: плуг с ярмом, обоюдоострая секира и чаша. Старший, увидев первым, подошел, желая их взять, но при его приближении золото загорелось. После того, как он удалился, подошел второй, и с золотом снова произошло тоже самое. Этих загоревшееся золото отвергло, при приближении же третьего, самого младшего, оно погасло и он унес его к себе. И старшие братья после этого, по взаимному согласию, передали всю царскую власть младшему. От Липоксая произошли те скифы. Которые именуются родом авхатов. От среднего Арпоксая произошли именуемые катирами и траспиями. От самого же младшего из них — скифы, которые именуются паралатами. Все вместе они называются сколоты по имени царя; скифами же назвали их греки. Скифы утверждают, что именно так они и произошли, лет же со времени их происхождения от первого царя Таргитая до похода Дария на их землю всего, как говорят, не больше тысячи, но именно столько. Это священное золото цари берегут больше всего и каждый год умилостивляют его большими жертвоприношениями. Кто на этом празднике, охраняя священное золото, уснет под открытым небом, тот, как считается у скифов — не проживет и года. Поэтому ему дают столько земли, сколько он сможет объехать на коне за один день. Так как страна очень велика, Колаксай разделил ее на три царства между своими сыновьями и одно из них сделал наибольшим — то, в котором хранится золото». (Геродот имеет в виду не создание трех государств, но возникновение особых административных областей. Такой трактовки придерживаются многие скифоведы, например, А. М. Хазанов (Скифский мир»). Сама же легенда дошла в иранской передаче, т. е. со слов рассказчика-иранца).

Прежде всего, бросается в глаза то, что носители рассматриваемой сейчас этногенетической легенды включали в число сакральных предметов плуг. Это ясно указывает на земледельческий характер их хозяйственной жизни. Таким образом, указанная легенда никак не могла принадлежать кочевым скифам. А это значит, что к ее носителям можно отнести только «скифов-земледельцев», иначе – «скифов-пахарей», о которых писал Геродот. Вообще, разделение скифов на две части — кочевую и земледельческую — составляет один из важнейших элементов геродотовой системы описания скифов. Скифы-земледельцы помещаются «отцом истории» в район Среднего Приднепровья. При этом античный историк называет их «борисфенитами», то есть «днепрянами», ведь греки именовали Днепр Борисфеном. Древнее Приднепровье входило в состав упомянутой выше Чернолесской археологической культуры, принадлежавшей славянам. Характерно, что и последующие культуры Среднего Приднепровья, в том числе и т. н. «Скифская» (8-3 вв. до н. э.), сохраняют преемственность от чернолесской. Получается, что скифско-земледельческая культура времен Геродота является славянской. Далее вывод — славянами являются и сами носители легенды, изложенной Геродотом.

Это подтверждается еще и тем, что легенда о Свароге-Кузнеце, его сыне — Солнце-Кесаре (Даждьбоге) и падающих с неба орудиях приводится в позднейшей «Ипатьевской летописи». Выходит, что русичи помнили о событиях скифо-славянской древности даже и во времена Православной Руси. И здесь мы снова сталкиваемся с поразительной цепкостью народной памяти. Тут, к слову, можно вспомнить скифскую легенду о восстании рабов, приводимую Геродотом. Некогда скифы ушли в длительный поход, за время которого их рабы сошлись с их женами, возомнив себя повелителями. И когда господа возвратились из похода, то они не стали сражаться с рабами, а просто вышли против них с бичами. Этого зрелища восставшие рабы не выдержали и позорно бежали. Так вот, эту же самую легенду приводит в 16 в. С. Герберштейн, но только приписывает ее новгородцам. Понятно, что эта легенда могла быть только славянской, иначе она бы не дошла до новгородцев через столько поколений.

Академик Б. Рыбаков сделал большое дело, указав на различия внутри Скифии. Но его все-таки поругивают, считая, что историк серьезно запутал все дело, отождествив скифов-земледельцев со «сколотами» — народом, о котором писал Геродот. По мысли Рыбакова, сколоты – это и есть славянская часть скифов. За это академика очень часто упрекают в неточности – дескать, он принял целое за часть: «Почему – совершенно непонятно, ведь в данном случае Геродот высказался однозначно: «…название всех скифов». (В. Шамбаров. «Русь: дорога из глубин тысячелетий»). Действительно, Геродот приписывал легенду о трех братьях (Арпоксае, Липоксае и Колоксае) всем скифам. Но это вовсе не значит, что она и вправду была общей для них всех. Более того, она просто не могла принадлежать всем скифам, ибо была легендой «земледельческой». Другое дело, что слово «сколот» являлось, в то же время, и самоназванием всех жителей Скифии, что и отразил Геродот.

В общем, Б. Рыбаков довольно-таки точен – чтобы ни утверждали его критики. Скифы-земледельцы (пахари), они же борисфениты, должны были как-то называться. И, судя по всему, они назвали себя сколотами. Само же слово «сколоты» следует считать и этнонимом, и названием многоэтнического государства, которым, как очевидно, была Скифия. В то же время греки назвали этих жителей скифами, внеся, как уже было сказано, большую путаницу. (Можно сравнить это с тем, как сейчас русским могут назвать не только гражданина России, но и даже жителя бывшей советской республики – вне зависимости от этнического происхождения.)

Этноним «сколоты» великолепно этимологизируется на славянской основе. Очевидно, он произошел от реконструированного праславянского слова *kolo («колесо», «плуг»), восходящего, как было уже отмечено выше, к общеиндоевропейскому * kuolo -, производного от глагольной основы * kuel — («двигаться», «вращаться»).

Данное слово связано как с кругом и движением, так и с солнцем. Следует вспомнить о том, что богом солнечного светила у славян был Хорс (легкость перехода «х» в «к», «р» в «л»). По всей видимости, этноним «сколоты» означает «солнечные, живущие (двигающиеся) вместе с солнцем». Интересно, что к слову * kolo близко праславянское * koleda, являющееся, в первую очередь, именем славянского бога Коляды. А этот бог был связан с зимним солнцестоянием, «рождением» нового солнца, удлинением дня. К указанным двум словам близко праславянское *koleno («колено», «племя», «род»), также восходящее к индоевропейскому *kuel. (Этимологический словарь славянских языков. Праславянский лексический фонд. Вып. 10).

Этимологическому разбору (на славянской основе) вполне поддаются и авхаты, которых академик Рыбаков весьма обоснованно связывает с древнейшей славянской гидронимикой Приднепровья (реками Большая Вись, Малая Вись, Висун). Согласно ему, здесь имеет месть быть переход «вх» в «вс», вполне естественный при взаимозаменяемости славянских и иранских наречиях звуков «х» и «с». Со свой стороны выскажу предположение о том, что название племени «авхов»-«авсов» может быть связано с именем древнеславянского бога Авсеня, одного из покровителей земледелия.

Но как тогда быть со словом «скифы»? Принято считать его греческим. Действительно, эллины называли скифами всех жителей Геродотова «квадрата». Однако из этого вовсе не следует, что они пользовались именно греческим словом. Еще в 18 в. многие русские исследователи (В. Татищев, В. Тредиаковский и др.) были убеждены, что слово «скиф» является древнерусским. В наше время тоже есть исследователи, придерживающиеся этой точки зрения и ссылающиеся на своих далеких предшественников. Так, В. Демин пишет: «Помимо завидной эрудиции, Тредиаковский обладал редким даром, присущим ему как поэту, — чувством языка и интуитивным пониманием глубинного смысла слов, что неведомо ученому-педанту. Так, он решительно поддержал и развил мнение, упомянутое еще у Татищева, о русскости древнегреческого наименования «скифы». В соответствии с нормами греческой фонетики эта слово произносится, как «скит[ф]ы». Второй слог в греческом написании слова «скифы» начинается с «теты» — Q в русском озвучивании она произносится и как «ф», и как «т» — причем в течение времени произношение звука менялось. Так, заимствованное из древнегреческого языка слово «театр» до XVIII века звучало как «феатр», а слово «теогония» («происхождение Богов») еще недавно писалось «феогония». Отсюда же расщепление звучания в разных языках имен, имеющих общее происхождение: Фе[о]дор — Теодор, Фома — Том[ас]. До реформы русского алфавита в его составе (в качестве предпоследней) была буква «фита» — Q, предназначенная для передачи заимствованных слов, включающих букву « дореволюционных изданиях писалось через «фиту». В действительности же «скит» — чисто русский корень, образующий лексическое гнездо со словами типа «скитаться», «скитание». Следовательно, «скифы-скиты» дословно означают: «скитальцы» («кочевники»). Вторично, в качестве позднейшего заимствования из греческого языка, где оно служило названием пустыни, общая корневая основа «скит» вновь вошла в русское словоупотребление в смысле: «отдаленное монашеское убежище» или «старообрядческий монастырь». («Тайны русского народа»)

Правда, выдвигались и другие версии. Историк Е. Классен считал, что этноним «скифы» произошел от греческих терминов, связанных с выделкой кожи. На греческом языке «скутость» означает у адриатических греков «кожу» — «кутис», а у понтийских греков «сыромять» или сыромятную кожу. Действительно, выделка кожи имела огромное значение для кочевников. И вот, что любопытно. «Русская» и «греческая» версии названия скифов друг другу нисколько не противоречат. В обоих случаях речь идет о характеристике кочевников-скотоводов.

Тут, конечно, имел место быть древнейший этноним, связанный с индоевропейским корнем, означающим движение. О нём уже было сказано выше, но здесь стоит напомнить о следующих словах: русском «скитаться»; английском «scud» — «стремительно бежать»; латинском «scandere» («ascendare») – «восходить», «достигать»; греческом «sked-annumi» — «разгоняю», «распространяю». Очевидно, так именовали себя жители великой арийской империи в какой-то период, предшествующий появлению и славян, и иранцев, и индоариев. И, как очевидно, этот период был связан с преобладанием номадического элемента. Собственно говоря, кочевыми были и Среднестоговская и Ямная культуры, так что слово «скиф» относится, в первую очередь, именно к ним.

При этом, надо заметить, что этноним «сколот» очень близок к этому слову – и по значению, и по «звучанию». И можно даже предположить, что речь идет об одном и том же слове, но только прошедшем через некоторую эволюцию. Этноним «сколот» делает акцент именно на солнечном, то есть высшем, небесном аспекте движения, в то время как этноним «скиф» выражает движение как таковое.

Правда, здесь напрашивается такой вопрос – а, может, как раз слово «скиф» и было модификацией некоего изначального этнонима, связанного именно с солярным, небесным движением? И данная модификация выражала определенную номадизацию древнейших ариев? Весьма возможно, но тогда этноним «сколоты» выражал некое возрождение изначального, небесно-солярного значения арийства.

Эллины между тем сосредоточились именно на слове «скиф». И даже Геродот, с его с основательным подходом к делу, приводит этноним «сколот» всего один раз, всё остальное время рассказывая именно о «скифах». (Кстати, уже одно это указывает на то, что «скиф» и «сколот» – это все-таки разные этнонимы.) Объяснить это можно так – рассказывая об империи славян-сколотов, эллины помнили об их предшественниках, некогда доминировавших в Скифии. Слава этих, догеродотовых, скифов была в то время намного ярче славы молодой скифо-славянской державы. Не случайно же излагая легенду о Колаксае, Геродот приводит утверждение скифов о том, что они самые младшие из племен. Действительно, скифо-славяне были самыми младшими из всех этнополитических общностей, которые доминировали в Скифии. До них ею управляли среднестоговцы, ямцы и срубники-киммерийцы. (В этом плане они даже младше восточных срубников-саков, хотя последние никогда не управляли Скифией.) Поэтому происходило как бы наложение древнего могущества на могущество новое, еще только начинающее свой имперский путь.

Понятно, что в качестве предшественников сколотов воспринимались именно номады-киммерийцы, которые к тому же, имели теснейшие контакты с эллинами – во время миграций и/или завоеваний. Так, Страбон писал о вторжении «киммерийцев, которые в гомеровские времена или немного раньше опустошали набегами целую область от Боспора вплоть до Ионии».

Таким образом, античные авторы распространяли номадическое, «кочевое» слово «скиф» на всех жителей Сколотской империи: 1) в память о великой славяно-индо-иранской империи Сатэм; 2) под влиянием общения с номадами-киммерийцами, которые мало чем отличались от номадов-саков.

Геродотова Скифия, конечно же, могло быть только славянским государством, т. е. славяне-сколоты доминировали в военно-политическом и экономическом отношении. Лишь славянское Приднепровье с его богатейшей земледельческой и ремесленной культурой, с мощными городищами и укрепленными крепостями, имеет право претендовать на роль этнического «ядра», цементирующего всею имперскую многонациональную систему, известную как Скифия.

Существует, правда, версия, согласно которой доминировали некие скифы, которых Геродот называет «царскими»: «По ту сторону Герра находится та земля, которую называют царской, и там обитают скифы – самые храбрые и самые многочисленные, которые считают других скифов своими рабами. Доходят они на юге до Таврики, а на востоке именно до того рва, который вырыли сыновья слепых, и до гавани на берегу озера Меотиды, которую называют Кремны. Часть их владений доходит до реки Танаис».

Геродот здесь, как заметно, ничего не утверждает. Он пишет «считают других скифов своими рабами». А считать и быть – это все-таки разные вещи. К тому же, сами скифские цари, как сообщает все тот же Геродот, произошли именно от Колаксая, а тот связан с Борисфеном, Днепром.

Хотя, не следует исключать того, что «царские» скифы некогда доминировали в Скифии и сохранили свои амбиции даже после того как потеряли свою власть.

Кто же был этими самыми «царскими скифами»? Геродот достаточно решительно отделяет их от скифов-кочевников, которые, по его данным, жили по другую сторону от реки Герры. И, в общем, остается только гадать об их этнической принадлежности. Возможно, речь идет о потомках киммерийцев, но не исключено, что «царские скифы» были прямыми потомками ямцев – праарийским реликтом, который так и не разделился на три ветви.

Продолжение следует


Прикреплённый файл:

 koloksai.jpg, 3 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

16 июля 05:24, Посетитель сайта:

Cколоты

Косай, Хосай в Библейской энциклопедии - прозорливец. Колаксай - круга прозорливец. То есть прозорливые цари и князья (вещий Олег) в древности - обычное дело. А кого короновать? Ну не мужика же (Путина), у которого одни неожиданности постоянно ? До XVI века у казаков избирали мамая (царя) с условиям, что его казнят, если он неверно предсказал исход битвы. Демократия то демократией, но избирали не абы кого, а способного прозреть будущее, т. к. от этого зависело выживание страны.



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019